Главная: Солнечные дети: Синдром Дауна Чужеславка (cказка о ребенке с синдромом Дауна): Солнечные дети

Чужеславка
(автор Юлия Лифантьева, тетя Ксюши [на фото])

Леля подозвала ее к себе. Вид у нее был лукаво-загадочный… но в то же время где-то в тени пушистых ресниц пряталось что-то тревожащее, виноватое.
- Чужеславушка… Ты знаешь…
Ничего не значащие слова были сказали таким особенным тоном, что каждая, даже самая наивная и неопытная, душа сразу догадается: ПОРА!
- Пора????!!!!
- Да, Славушка. Посмотри. – Леля поманила ее к себе. Чужеславка наклонилась над блестящей гладью зеркальца, лежавшего на коленях Богини. – Это твои родители.
- Мама красивая. А папка молоденький совсем… А у него глаза, как Ладога в бурную погоду. А у меня такие же будут?… А почему ты не улыбаешься, Леля, почему ты такая… серьезная?
- Видишь ли, Чужеславушка… Так сложилось… То тело, которое вот-вот создадут для тебя мама и папа... оно…
- Я буду больна?
- Не совсем. Просто ты родишься… другой. Ты многого не сможешь, простые вещи – речь, чтение, письмо – будут даваться тебе с трудом. Ты будешь отличаться от других людей внешне, и найдутся те, кто посмеется над тобой, покажет пальцем, будут и те, кто скажет: лучше б такие не рождались! Я… можно попросить бабушку Мокошь… она сделает… если очень хорошо попросить… та клеточка погибнет, не развившись… ты родишься у других людей, проживешь обычную жизнь… Я сделаю, как ты хочешь, Чужеславка. Как захочешь ты.
- Но мама, папа… я не хочу других! – Сердце Чужеславки сжалось.
Все представлялось уже совсем не таким радостным… Здесь ей так хорошо, а там – ЧУЖОЙ (еще недавно столь манящий неизвестностью) мир, мир, который вовсе не будет рад ей, мир, который никогда не увидит ее такой, какой видит ее сейчас Леля – юной, прекрасной, изящной, веселой и остроумной… Мир, который будет лепить на нее ярлыки «дурочки» и «уродины».
Или нет? Ведь мама – останется ЕЕ мамой, разве нет? Останутся папа и бабушка, и тетя, и двоюродный братик, которого она хорошо помнит, а он-то, поди, забыл ее, больше года прошло, как они наперегонки носились по дубравам Ирия. Разве они не увидят, не узнают Чужеславку, не поймут? Ну как же можно их оставить? Что с ними будет… без нее?
Последнюю фразу Чужеслава произнесла вслух. Леля подошла к ней и обняла. Они сели рядышком, и Богиня вновь заговорила.
- Твои родители, твои бабушка и дедушка, тетя и дядя – они все… как бы лучше объяснить… они не то чтобы плохие, но они запутались в жизни. Особенно мама. Она не хочет взрослеть, хотя ребенком давным-давно перестала быть, сохранив лишь изнанку детства – слабость. Ей нравится «плыть по течению», а это течение приведет ее в плохие, гиблые места, откуда нет возврата.
- Надо ей помочь! Всем помочь! Я помогу! Вот только появлюсь на свет!
- Да, ты могла бы помочь… - задумчиво сказала Леля. - Но если твои родители и родственники не изменятся… - она помолчала, грустно глядя на Чужеславку, гладя темную прядку ее прекрасных волос, - …тебе придется ОЧЕНЬ тяжело. Они могут поступить по-разному. Они могут просто бросить тебя, оставить одну, в чужом доме с чужими людьми и такими же брошенными несчастными детьми, никому не нужной, без ласки и тепла… Они могут, Чужеслава, поверь мне! Бросят и предпочтут забыть!
- НЕТ! Они мои папа и мама! Они не бросят!
- Они могут остаться с тобой, но всю жизнь страдать… - продолжала Леля. - и обвинят тебя в своих несчастьях, хотя на самом деле в их силах быть счастливыми вместе с тобой.
- НЕТ! Они любят меня. Как я могу принести им несчастье? Они поймут. Я помогу, я научу.
- НАУЧИШЬ! – прозвучал голос.
- Мама? – испуганно обернулась Леля, на мгновение став обычной юной девушкой. – А мы тут… это…
- Вижу… - усмехнулась Лада. – Только ты, дочур, хоть и умница, а не все тебе дано понять, доколе сама матерью не станешь…
- Мама! – Растерянность Лели прошла. – Я не хочу, чтобы Чужеславка страдала из-за того, что ее родители предпочли стать мразью, отправиться к… этому. – Точеные губы брезгливо изогнулись. – Она не заслужила. Пусть она родится у достойных ее людей!
- Ты Чужеславку-то сперва спроси! – голос Лады снова стал властным и даже чуточку рассерженным.
- Я уже все решила! – осмелилась вставить слово Чужеславка. – Не надо мне других мамы и папы.
- Эх, дети вы дети… - вздохнула Лада. – Сядьте-ка рядышком да послушайте… да-да, доченька, нечего хмуриться, тебе это тоже нужно. Верно дочка все говорила – нелегко тебе будет. И немногое в той жизни от тебя будет зависеть, больше – от тех, кто будет рядом. Справятся – будут счастливы и они, и ты. Нет – и ты пропадешь, и им счастья не будет. Но все же не с пустыми руками отправлю я тебя в этот путь...
Лада оторвала жемчужинку от своего расшитого убора и подала ее Чужеславке. Та робко, смущаясь, протянула руку. Светящаяся мягким золотистым светом бусинка легла на ладонь… и растаяла. Стало тепло и легко, как никогда прежде. Слезы выступили на глазах Чужеславы – слезы невыразимой любви к миру, богам, людям… все ее мелкие горести забылись в один миг. Чужеславка подняла сияющий взор на стоящих рядом Богинь. Мать и Дочь улыбались.
- Этот дар останется с тобой. И те, кто позволит себе его увидеть, уже не обратят внимания ни на внешность, ни на умственное отставание. Ты подаришь тем, кто посмеет принять его от тебя, умение радоваться вместе с тобой тому, что для всех остальных людей обыденно. Ты научишь их этому, а они сделают все, чтобы ты могла жить в их мире полноценной жизнью. Вы будете учить друг друга. И счастье, которое подарит им твой первый шаг, твое первое слово, первый рассказанный вслух стишок, первое прочитанное предложение, не сравнится с чувствами других мам и пап, у которых дети – самые обычные. Оно будет стократ сильнее. Ты сделаешь своих родителей и близких сильней. Научишь их сражаться – с косностью и равнодушием «благополучного» мира, но прежде – с самими собой, своими страхами, нерешительностью, слабостью, ленью и эгоизмом. Не только за тебя – сил, которые ты им дашь, если они сумеют преодолеть страх и чужое влияние, хватит на то, чтобы помочь и другим. И потому… дитя, я не смею ничего требовать от тебя, и если ты откажешься, никто не упрекнет тебя, но все же я прошу… прошу тебя ПОМОЧЬ МНЕ…
Леля, в начале Ладиной речи пытавшаяся что-то возразить, сейчас молчала, опустив глаза.
Чужеславка лишь улыбнулась и еле заметно кивнула.
Лада обняла ее.
- Коли так… Пора, девочка! Еще увидимся…
Чужеславка вздохнула и шагнула к краю обрыва, на котором стояла.

* * *

Две клеточки соединились, рождая новую жизнь.
- А если будет дочка, назовем Ксенией…
И, уж конечно, никто не видел, как к одной из клеточек сбоку прилип крошечный кусочек – лишняя хромосома…


На главную
Творчество родителей
Рассказ мамы Ксюши
Стихотворение мамы Ксюши
Напишите мне